История моей семьи в общей истории Победы

Романенко Александр Алексеевич

Председатель Алтайского краевого Законодательного Собрания

Из ближайших родственников в Великой Отечественной войне у меня принимали участие дедушка по папиной линии, дяди по папиной и маминой линии

К сожалению, дедушка с войны не вернулся. До сих пор он числится в списке без вести пропавших. Единственное, что мы знаем - страшное известие о нем пришло в ту пору, когда шли бои за Москву, поэтому мы можем только предполагать, что он погиб примерно в том месте. Дяди с фронта вернулись, но сегодня их уже нет в живых по причине старости.

Но самая большая моя гордость это то, что я - сын фронтовика. Мой папа, Алексей Андреевич Романенко 1926 года рождения в 1943 году был призван в ряды Красной Армии в возрасте 17 лет. Участвовал во многих сражениях, и закончил войну уже в 1946 году, проходя службу в охране знаменитого военачальника Рокосовского. Последние боевые действия, в которых он принимал участие - взятие Кенигсберга. За время боевых действий он был неоднократно ранен, но тем не менее продолжал воевать. Папа был награжден боевыми орденами, в том числе орденом «Красной звезды» и орденом Великой Отечественной войны, медалями.

Папа рассказывал много интересных историй. Всегда, когда мы смотрели фильмы о войне, где показывают, как с винтовками на перевес солдаты идут в атаку, в бой против врага, который и численно и по качеству вооружения во многом превосходит, я задавал отцу один вопрос: папа, страшно было? И он мне отвечал: сынок, если честно, страшно. Но когда обладаешь массовым воодушевлением, когда большое количество людей идут в атаку, все страхи уходят прочь. Страшно до того момента, пока не сделаешь первый шаг. Потом уже тебя несет волна.

Вообще, он служил в мотострелковой пехоте. Естественно, было много интересных бытовых моментов жизни фронтовиков. Например, как они ночевали на улице при сорокаградусном морозе: разжигали костер, нагревали землю, и пока земля остывала, они подкладывали шинель и спали, согреваясь теплом земли, прогретой от костра. Я спрашивал отца: а как же вы не болели, ведь спали на снегу? И он отвечал: когда организм в постоянном напряжении, все болезни отходят. Мы не давали возможности организму расслабиться и заработать элементарные болезни.

Для солдата в то время главными предметами были ложка, котелок, и самое главное оружие - это лопатка. И сколько земли было за это время перерыто лопатками, трудно себе представить. А самое главное - путь, который был пройден пешком... эта война - очень тяжелый физический труд, и люди, которые в ней участвовали - не просто образцы чисто профессиональной воинской доблести. Это гораздо больше.

К сожалению, отец не дожил до праздника, который мы будем отмечать. Но мы всегда в семье вспоминаем его, те истории, которые он рассказывал в свое время. Я горжусь тем, что моя память о войне - это не следствие кинокартин и телевидения, газет, книг и журналов. Это память, услышанная из уст дорогого и близкого мне человека.

Я очень горжусь своим отцом. Вообще его поколение - это люди высочайшего патриотизма, высочайшей ответственности и трудолюбия. Во многом, это ложится и в основу нашего воспитания и воспитания подрастающего поколения. С уверенностью могу сказать, покуда живы наши ветераны, покуда жива память о них, все элементы воспитания будут благоприятно сказываться на нашем обществе, на нашем подрастающем поколении. Поэтому память о них должна быть вечной в наших умах, сердцах, книгах и монументах. К этому нужно относиться очень бережно и трепетно.


Система Orphus